Применимое право в договоре

Полезный материал в статье: "Применимое право в договоре" с ответами на все сопутствующие вопросы. Если у вас возникнут дополнительные вопросы, то вы их всегда можете задать дежурному консультанту.

Применимое право

Читайте также:

  1. D) право на отримання допомоги на сім’ю на однакових умовах з чоловіками.
  2. I стадия. Возбуждение дела об административном правонарушении.
  3. I. В зависимости от отраслевой принадлежности: уголовно-правовые нормы.
  4. I. Виды недействительных сделок и их правовые последствия
  5. I. Международное экологическое право
  6. I. Понятие и основы правового регулирования государственных и муниципальных доходов
  7. I. Понятие и состав экологического правонарушения
  8. II стадия. Рассмотрение дела об административном правонарушении.
  9. II. Виды ответственности за экологические правонарушения.
  10. II. Законодательное и нормативно-правовое регулирование вопросов воинского учета и бронирование граждан, пребывающих в запасе и работающих в организациях здравоохранения.
  11. II. Организационно-правовые формы страховых компаний.
  12. II. Правовая охрана вод.

Она не порождает для оферента каких-либо обязательств.

Особенностью правового регулирования договоров международной купли-продажи товаров является то, что стороны договора должны определить законодательство страны, применимое к данному договору.

Применимое право – система правовых норм определённого государства, которые применяются для регулирования отношений между участниками договора с иностранным партнёром.

Выбор законодательства определённой страны партнёры осуществляют по соглашению.

Если в договоре отсутствует такое соглашение, то в случае возникновения спора арбитражный суд применяет т.н. соответствующие коллизионные нормы. Это норма, определяющая право государства, которое должно быть применено к соответствующему отношению с иностранным партнёром.

Основным принципом коллизионной нормы является принцип автономии воли.

В то же время пределы реализации автономии воли должны соотноситься с границами, установленными законодательством для осуществления субъективных гражданских прав.

Источники правового регулирования

К основным источникам относят: международные договоры; отечественное законодательство; обычаи.

[3]

Во всех странах приняты законодательные акты, которые содержат нормы, регулирующие отношения по международной купле-продаже.

Например, Германия, Франция, США, Швейцария – торговые кодексы; Великобритания – законодательные акты по м/н купле-продаже; РФ – Федеральный закон от 13.10.95 «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности».

Согласно господствующей в отечественной доктрине точке зрения международная правовая норма применяется к соответствующим отношениям только в результате её трансформации, т.е. преобразования в норму внутригосударственного права. Такая трансформация осуществляется путём ратификации, издания актов о применении международного договора или издания чисто внутригосударственного акта.

· Конвенция о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 г.);

· Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже (1961 г.);

· Конвенция ООН об исковой давности в международной купле-продаже товаров (Нью-Йорк, 1974 г.);

· Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам (Рим, 1980);

· Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.);

· Конвенция о праве, применимом к договорам международной купли-продажи товаров (1985 г.);

· Соглашение между государствами – участниками СНГ от 20 марта 1992 г. «Об общих условиях поставок товаров между организациями государств – участников Содружества Независимых Государств» и другие международные Конвенции, соглашения и прочие акты, регулирующие внешнеэкономическую деятельность.

В практике международной торговли широко применяется международно-правовые обычаи. Их разновидностями служат торговые обычаи.

Торговый обычай – общепризнанное правило, сложившееся в сфере торгового обмена на основании длительного, систематического и единообразного регулирования конкретных фактических отношений.

Обычаи могут быть источником права, хотя нигде не зарегистрированы.

Действующий в РФ международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ при разрешении споров учитывает торговые обычаи.

Применение торговых обычаев осуществляется в следующих случаях:

— такое применение обусловлено в контракте, из-за которого возник спор;

— к обычаям отсылает норма права;

— применение обычая основывается на положениях международного договора, действующего в отношениях между посредниками;

— когда в нормах права, подлежащего применению к спорному отношению, не содержится необходимых указаний;

— если обычай не противоречит обязательным для участников соответствующего правоотношения положениям законодательства или договору.

В российском законодательстве используется понятие обычай делового оборота. Им признаётся сложившееся и широко применяемое в области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законом (например, традиция использования тех или иных обязательств).

Обычаи не применяются, если они противоречат положениям законодательства.

В коммерческой практике также используются торговые обыкновения – заведённый порядок или фактически установившееся в торговых отношениях правило, которое служит для определения воли сторон, прямо не выраженный в договоре.

Форма договора международной купли-продажи товаров

Договоры международной купли-продажи товаров должны совершаться российскими предпринимателями в письменной форме. Несоблюдение этого правила влечёт за собой их недействительность.

Письменные доказательства (переписка, выставление счёта) в подтверждение заключения внешнеторговой сделки не допускаются.

Российское законодательство устанавливает следующие способы заключения договора:

1. Путём составления одного документа, подписанного сторонами;

2. Путём обмена почтовой, телеграфной, телетайпной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Письменная форма договора признаётся соблюдённой в том случае, когда лицо, получившее письменную оферту, в установленный для её акцепта срок, совершит действие по выполнению указанных в ней условий (например, произведёт отгрузку товара, уплату оговорённой суммы).

Договор может быть оформлен одним из следующих способов:

— в виде документа, подписанного обеими сторонами (обычный контракт);

— в виде твёрдой оферты продавца, акцептованной покупателем. В этом случае продавец направляет покупателю оферту, содержащую все существенные условия договора, и сделка считается заключённой путём обмена письмами;

— в виде заказа, сделанного покупателем продавцу и подтверждённого последним. В этом случае сделка оформляется двумя документами: заказом и подтверждением поставщика.

| следующая лекция ==>
Адрес оферента | Способы обеспечения исполнения обязательств внешнеторговых сделок

Дата добавления: 2014-01-11 ; Просмотров: 2425 ; Нарушение авторских прав? ;

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Вопросы определения права применимого к международным договорам купли-продажи

При заключении договоров купли-продажи с иностранным контрагентом, либо осложненных иностранным элеменетом, стороны договора сталкиваются со следующими вопросами:

Читайте так же:  Как рассчитать подоходный налог

какими нормами права должны руководствоваться стороны при заключении международного договора купли-продажи и,

в случае возникновения споров по данному договору, в судебные и иные инстанции какой страны необходимо передать разрешение спора. Иными инстанция могут быть организации, регистрирующие права на приобретенное по указанным договорам имущество (недвижимость, транспортные средства) и в иных случаях, если такая обязанность предусмотрена законом.

Данные условия заключения международных договоров купли-продажи регламентируются следующими нормативными актами: Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г., разработанная Комиссией ООН по праву международной торговли и принятая на Конференции в Вене, в связи с этим и получившая название «Венская». В настоящее время данная Конвенция подписана 45 странами, в том числе Россией. Венская Конвенция является частью российского законодательства и применяется к правоотношениям, возникшим с 01.09.1991 г. При этом, при заключении таких договоров необходимо руководствоватся следующим принципом: при противоречии норм российского законодательства нормам Венской Конвенции, подлежат применению нормы международного законодательства, т.е. Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи 1980 г., что отражается в статье 15 Конституции РФ.

Необходимо отметить, что сфера действия указанной Конвенции ограничена по субъектам сделки, поскольку её условия применяются только к международным договорам купли-продажи контрагентов, коммерческие предприятия которых находятся в разных государствах.

Согласно условий указанного международного соглашения, Конвенция применяется к отношениям сторон при заключении следующих видов договоров:

к договорам, заключенных государствами-участниками Конвенции,

к внешнеэкономическим контрактам между контрагентами, коммерческие предприятия котрых находятся в разных государствах.

При этом, национальная (государственная) принадлежность участников договора значения не имеет, ни их гражданский или торговый статус, ни гражданский или торговый характер договора не принимаются во внимание при определении применимости данной Конвенции.

Нормы указанной Конвенции применяются к отношениям сторон международного договора, не зависимо от наличия коммерческих предприятий в разных государствах, только при наличии обязятельной оговорки в тексте такого договора о применении положений указанной Конвенциик заключенному договору либо если это вытекает из возникших до или в момент заключения договора деловых отношений, либо обмена информацией сторонами. Таким образом, применение Конвенции 1980 г.к внешнеторговым сделкам является диспозитивным.

В том случае, если стороны согласовали в договоре обязательное применение к отношения положений Венской Конвенции 1980 г., но на практике возникли вопросы, прямо не разрешенные в Конвенции, сторонам необходимо применить общие принципы, на которых она основана.

Такими общими принципами признаются Принципы международных коммерческих договоров (УНИДРУА), к торговым обыкновениям относятся ИНКОТЕРМС. Данные документы носят рекомендательный характер и обобщают практику заключения, исполнения, толкования международных договоров, ИНКОТЕРМСизлагает принятые в разных странах условия поставок товаров, знакомит с обычаями делового оборота в данной сфере. Данные документы имеют рекомендательный характер, их применение должно быть обязательно отражено сторонами в международных контрактах.

Также, в случае, если международный договор не содержит оговорки о применении к отношениям Венской Конвенции 1980г. либо отсутствия в Конвенции порядка разрешения некоторых вопросов, относящихся к сфере её регулирования, стороны договора руководствуются правом, применимом в силу норм международного частного права.

При заключении международных договоров, одной из сторон которых является контрагент, действующий со стороны Российской Федерации, такими нормами международного частного права являются статьи раздела VI части 3 Гражданского Кодекса РФ «Международное частное право». Указанные нормы права применяются не только к внешнеэкономическим контрактам между участниками договора, коммерческие предприятия которых находятся на территории иностранного государства, а к любым правоотношениям, осложненным инотртанным элементом, а также в том случае, если объект гражданских прав находится за границей.

Особенностью правового регулирования международных договоров купли-проджи является то, что стороны при заключении договора определяют законодательство какой стороны должно применяться к правоотношениям по договору по их соглашению, в этом выражается принцип автономии воли сторон при заключении любого гражданско-правового договора. Однако, на практике при выборе применимого права сторонам необходимо проверить соответствие условий заключаемого договора нормам применимого национального права, поскольку несоответствие согласованных условий требованиям императивных норм действующего законодательства влечёт недействительность контракта и, соответственно, невозможность обращения за судебной защитой прав участников договора.

Если же из содержания международного договора невозможно определить, законодательство какой страны применимо к данным правоотношениям, то согласно действующего российского законодательства, применяется право страны, с которым гражданско-правовое отношение, осложненное иностранным элементов, наиболее тесно связано. Согласно действующему в настоящее время законодательству РФ, таковым является право страны, осуществляющей исполнение, то есть продавца.

Об определении подсудности в международных договорах купли-продажи и порядке разрешения таких споров будет рассказано в следующей статье.

Как определить применимое право, если стороны не согласовали его в договоре

Применимое право не относится к существенным условиям договора. Поэтому стороны иногда забывают согласовать в договоре этот вопрос. Рассмотрим, на какие нормы следует опираться, чтобы впоследствии, когда исполнение договора уже началось, определить применимое право.

Ситуация

Видео (кликните для воспроизведения).

По внешнеторговому контракту с чешским поставщиком были поставлены некачественные комплектующие. В контракте стороны согласовали только судебную инстанцию, уполномоченную разрешать споры (Международный арбитражный суд при БелТПП), но не согласовали применимое право.

Стороны внешнеторгового договора могут при его заключении или в последующем избрать по соглашению между собой право, подлежащее применению к их правам и обязанностям по этому договору, если это не противоречит законодательству (ст. 1124 Гражданского кодекса Республики Беларусь; далее – ГК).

Три случая, при которых соглашение сторон о выборе подлежащего применению права признается заключенным:

1) соглашение содержится во внешнеторговом договоре, подписанном сторонами;

2) соглашение заключено путем обмена письменными сообщениями по телетайпу, телеграфу или с использованием иных средств электросвязи, обеспечивающих фиксацию такого соглашения;

3) в договоре или корреспонденции сторон, на основании которых договор признается заключенным, имеется ссылка на документ, содержащий условие о подлежащем применению праве.

Если стороны внешнеторгового договора не избрали применимое право, суд определяет его, исходя из коллизионных норм своего законодательства.

Читайте так же:  Алименты - проводки в бухучете

К договору купли-продажи в таком случае применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона договора – продавец (п. 1 ст. 1125 ГК). Поскольку договор поставки – это вид договора купли-продажи, то сторонам в описанной выше ситуации следует применять именно эту норму. Таким образом, применимым будет право страны поставщика, т.е. право Республики Чехия.

Субъекты хозяйствования Республики Беларусь могут столкнуться с иными ситуациями в договорных отношениях, поэтому приводим правила определения применимого права.

Правило 1. При отсутствии соглашения сторон о выборе права применяется право страны, где имеет основное место деятельности сторона, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания такого договора.

Правило 2. При невозможности определить основное место деятельности такой стороны применяется право страны, где данная сторона учреждена или имеет место постоянного жительства.

Правило 3. При невозможности определить исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора, применяется право страны, с которой договор наиболее тесно связан.

Как зафиксировать в договоре соглашение о выборе применимого права

Если в договоре стороны закрепили использование нормативных актов иностранного государства, то воля сторон о праве, подлежащем применению, считается выраженной и на настоящий договор распространяются нормы иностранного права (постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 № 6417/11).

При подписании внешнеторговых контрактов стороны обычно заключают соглашение о праве, подлежащем применению, к договору в целом или его отдельным положениям и еще на стадии согласования условий контракта стараются минимизировать риски, связанные с возможным неисполнением договорных обязательств. Поэтому сторона, которая несет повышенные риски, связанные с заключением договора (например, кредитное учреждение), заинтересована в том, чтобы к договору применялось право, позволяющее максимально защитить ее интересы.

В силу п. 2 ст. 1210 ГК РФ соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела. Выбор права, применимого к договору, фиксируется в отдельном разделе договора или оформляется в виде специального соглашения, являющегося неотъемлемой частью договора? На этот вопрос российское законодательство не дает ответа. Поэтому суды по-разному трактуют п. 2 ст. 1210 ГК РФ.

Удивительно, как судам удается толковать данное положение противоположным образом. Неужели тот же пункт договора, распечатанный на отдельном бланке и озаглавленный «соглашение о праве, подлежащем применению» или вынесенный отдельным разделом договора с тем же названием, обрел бы вследствие этого иной смысл? Между тем вопросы при применении судами п. 2 ст. 1210 ГК РФ возникают, поскольку данная норма содержит основные положения о выборе права. Но она не регулирует, в какой именно форме должно быть выражено соглашение о выборе права, чтобы оно считалось выбранным. Из-за этого суды вынуждены заниматься определением действительной воли сторон о выборе права. А отсутствие воли трактуется как отсутствие соглашения.

ВАС РФ встал на сторону тех судов, которые считают, что о применимом праве стороны могут договориться, включив в текст договора ссылку на правовые акты иностранного государства. И это будет считаться соглашением о выборе права.

Иностранный банк предоставил российскому ООО крупный кредит. В качестве поручителя выступило другое российское предприятие. Должник не перечислил один из очередных платежей. После этого банк в соответствии с кредитным договором потребовал уже от поручителя выплатить всю сумму кредита. Требования банка поручитель также не удовлетворил. Кредитору ничего не оставалась, как обратиться в суд. Банк просил суд включить требование, основанное на кредитной задолженности, в реестр требований кредиторов общества — поручителя по кредитному договору.

Суд первой инстанции удовлетворил требования банка. Однако апелляция их полностью отклонила. Не ставились под сомнение факт предоставления займа и факт заключения договора поручительства. Апелляционный суд просто признал, что срок договора поручительства истек. Это мотивировалось тем, что по российскому законодательству к моменту судебного разбирательства договор поручительства прекратился. Соответствующее основание прекращения поручительства содержится в п. 4 ст. 367 ГК РФ.

Представители иностранного банка рассчитывали на то, что в спорных ситуациях стороны будут исходить из правил поручительства, предусмотренных иностранным законодательством. А оно подобных оснований прекращения поручительства не предусматривает. И договор поручительства считается действующим, а поручитель обязан удовлетворить требования кредитора в полном объеме.

Таким образом, исход дела в суде напрямую зависел от того, какое право применит суд — российское или национальное право иностранного банка. Ведь по законодательству страны банка исковые требования подлежат удовлетворению. В случае же применения российского права банку рассчитывать не на что.

Апелляция мотивировала применение российского права так. Согласно одному из пунктов договора поручительства, заключенного между иностранным банком и российским ООО, к поручительству применяются действующие правовые акты иностранного государства. Но суд посчитал, что для выбора права такого указания в договоре недостаточно, то есть право сторонами не выбрано. Следовательно, к договору поручительства нужно применять нормы российского права. Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда апелляционной инстанции. Кредитор обратился в ВАС РФ.

Президиум ВАС РФ посчитал, что суды апелляционной и кассационной инстанций необоснованно ссылались на нормы российского права. Каких-либо специальных требований к терминологии, используемой в оговорке о применимом праве, российское законодательство не предусматривает. Поэтому ссылка в договоре на правовые акты иностранного государства является соглашением сторон о подлежащем применению праве.

Таким образом, Президиум ВАС РФ отменил постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, а определение суда первой инстанции об удовлетворении заявленного банком требования признал правильным и оставил без изменения.

Категория «применимое право» в международных коммерческих договорах (Стригунова Д.П.)

Дата размещения статьи: 27.10.2016

Международный коммерческий договор представляет собой соглашение, опосредующее международную коммерческую деятельность сторон, его заключивших. Особенностью его правового регулирования является возможность для сторон избрать применимое к нему право, которая осуществляется в рамках реализации принципа автономии воли сторон путем заключения сторонами соглашения о выборе применимого к такому договору права . Возникает в этой связи вопрос о том, что понимать под понятием «применимое право», на которое стороны вправе ссылаться в качестве lex contractus, и должны ли стороны международного коммерческого договора в качестве lex contractus ссылаться на право определенного государства либо возможно также указание на источники lex mercatoria .
———————————
Об этом см., в частности: Власов А.А., Коваленко В.Н. Регулирование внешнеэкономической деятельности нормами международного частного права // Международное публичное и частное право. 2015. N 1. С. 20 — 24.
Об этом см., в частности: Новоселова А.А., Ломакина Е.В. Пределы свободы договора в международных коммерческих отношениях // Международное публичное и частное право. 2014. N 1. С. 9 — 13.

Читайте так же:  Сколько валюты можно вывозить из россии без декларации

В статье 1210 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) говорится о праве, избранном сторонами , что позволяет некоторым ученым считать, что стороны договоров с иностранным элементом могут избрать в качестве применимого не только национальное право, но и систему права, имеющую наднациональный характер, например право Европейского союза, а также ссылаться на lex mercatoria . В противоположность этому высказывается мнение о том, что термин «применимое право» должен пониматься как объективное право какого-либо государства и не включает в себя lex mercatoria .
———————————
Гражданский кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 26.11.2001 N 146-ФЗ (в ред. от 15.02.2016) Ч. 3 // Собрание законодательства РФ. 2001. N 49. Ст. 4552.
Симатова Е.Л. Коллизионное регулирование договорных правоотношений в свете реформы раздела VI Гражданского кодекса РФ // Международное публичное и частное право. 2014. N 6. С. 10 — 13.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья: Учебно-практический комментарий / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2011. С. 328.
Канашевский В.А. Внешнеэкономические сделки: материально-правовое и коллизионное регулирование. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 107, 109.

Полагаем, что решение вопроса о содержании категории «применимое право» должно проводиться сторонами международных коммерческих договоров и судом/арбитражем с учетом подлежащих применению международных правовых актов, законодательства, правоприменительной практики и доктрины, действующей в том или ином государстве. Так, например, право и доктрина США допускают возможность выбора сторонами источников lex mercatoria для регулирования международных коммерческих договоров . Подобная тенденция в признании источников lex mercatoria в качестве материального права просматривается в п. 13 преамбулы Регламента «Рим I».
———————————
Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА / Вступ. ст. А.С. Комарова. М., 2004. С. 10.

Несмотря на отсутствие прямого запрета в ст. 1210 ГК РФ на выбор источников lex mercatoria в качестве применимого права, отечественные суды «неохотно воспринимают выбор негосударственных инструментов в качестве применимого права» . Такие «регуляторы» рассматриваются государственными арбитражными судами как нормы, инкорпорированные в договор.
———————————
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья / Под ред. А.П. Сергеева. С. 328.

Иным образом решается вопрос о содержании категории «применимое право» при рассмотрении споров в международных коммерческих арбитражных судах. В абзаце 2 п. 1 ст. 1186 ГК РФ содержится положение, согласно которому особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются Законом о международном коммерческом арбитраже. В силу ст. 28 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» МКАС при ТПП РФ разрешает спор согласно тем нормам права, которые стороны избрали в качестве применимых к существу спора. Как отмечает О.Ю. Малкин, выражение «нормы права» «имеет более широкое содержание, чем «право государства», позволяя сторонам оговаривать применение вненациональных источников, т.е. документов, разработанных на международном уровне и не предполагающих одобрения государствами. К последним относятся, в частности, Принципы УНИДРУА 2010 г.» .
———————————
Закон РФ от 07.07.1993 N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» (в ред. от 03.12.2008, с изм. от 29.12.2015) // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1240.
Международное частное право: Учебник: В 2-х т. Т. 2: Особенная часть / Отв. ред. С.Н. Лебедев, Е.В. Кабатова. М.: Статут, 2015. С. 193.

В практике международных коммерческих арбитражей выбор сторонами права, применимого к международному коммерческому договору, признается действительным не только в случаях, когда стороны в качестве lex contractus указывают на конкретные источники lex mercatoria, такие, как Принципы УНИДРУА 2010 г., Принципы европейского частного права 2009 г. и т.п., но и в случаях, когда стороны в качестве применимого указывают в общем виде lex mercatoria, «право международной торговли» или «общие принципы права» и т.п. .
———————————
Текст см. в СПС «КонсультантПлюс».
Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. 7-е изд., перераб. и доп. М.: НОРМА; Инфра-М, 2016. С. 295; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный). 4-е изд., испр. и доп. / Отв. ред. Н.И. Марышева и К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ», 2014. С. 533.

[1]

Выбирая применимое к международному коммерческому договору право, стороны международных коммерческих договоров ограничены выбором материального права (ст. 1190 ГК РФ). Подобная норма, которую содержит п. 1 ст. 28 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», находит отражение в практике МКАС при ТПП РФ . Аналогичные положения содержат законодательства по МЧП многих других стран.
———————————
Например, решение МКАС при ТПП РФ от 12.05.2015 по делу N 211/2014 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс»; решение МКАС при ТПП РФ от 20.04.2015 по делу N 192/2014.

Более либеральную норму на этот счет предусматривает ст. 8 Гаагских принципов по выбору права в международных коммерческих договорах 2015 г., согласно которой выбор права не относится к международному частному праву (т.е. коллизионному праву), если только стороны явно не выразили иное. Данная норма допускает возможность избрания сторонами международных коммерческих договоров коллизионных норм, которая, однако, пока не нашла широкого применения.
При выборе в качестве применимого права какого-либо государства стороны международных коммерческих договоров могут избирать действующее право существующего государства, причем в его изменяющемся виде. В качестве применимого права невозможно избрание отдельных норм какого-либо закона, исключая применение всего закона в целом. В качестве применимого, например российского, права возможно указание как на «право РФ», так и на «законодательство РФ». Последнее позволяет намеренно исключить из категории применимого права нормы международных соглашений, ограничиваясь внутренними источниками права РФ. Подобный вывод был неоднократно сделан МКАС при ТПП РФ .
———————————
Постановление МКАС при ТПП РФ от 12.03.2008 по делу N 64/2007; решение МКАС при ТПП РФ от 17.12.2007 по делу N 35/2007 // СПС «КонсультантПлюс».

Читайте так же:  Форма 25-пфр

Также стороны международного коммерческого договора могут выбрать право, применимое только к части договора. Подобное положение, в частности, следует из подп. «a» п. 1 ст. 2 Гаагских принципов по выбору права в международных коммерческих договорах 2015 г. Возникающий в таких случаях вопрос о том, каким правом регулировать остальные части договора, должен поддерживаться тем, что «тот факт, что один аспект договора регулируется правом одной страны, вовсе не обязательно означает, что это право и есть право, свойственное договору в целом» . Сказанное означает, что вопрос о праве, подлежащем применению к остальным частям международного коммерческого договора, должен решаться судом на основании соответствующих коллизионных норм или арбитражем на основании норм, которые он сочтет применимыми. При этом вполне возможно, что право, которое будет избрано судом или арбитражем к остальным частям договора, будет совпадать с правопорядком, избранным сторонами к части их договорных отношений .
———————————
Чешир Дж., Норт П. Международное частное право. М., 1982. С. 243.
Международное частное право. Т. 2 / Отв. ред. С.Н. Лебедев, Е.В. Кабатова. М.: Статут, 2015. С. 199.

Определение права, применимого к договору,

На основе коллизионных норм

Общие положения

При отсутствии соглашения сторон о применимом праве выбор применимого права осуществляют правоприменительные органы.

При этом порядок определения права, применимого к договорам, основывается на общей схеме, предусмотренной в предпосланной всему разд. VI «Международное частное право» ст. 1186 ГК РФ, устанавливающей перечень и иерархию источников, определяющих применимое право.

Следуя этой схеме при решении вопроса о применимом праве к договорам, в первую очередь необходимо установить, имеются ли в данной области международные договоры, в которых участвует РФ, и только при отсутствии таких договоров или регулирования в них поставленных вопросов обращаться к ГК РФ и другим законам РФ, содержащим коллизионные нормы.

Учитывая, что решение проблемы применимого права возможно коллизионным и материально-правовым методами, следует обратить внимание на общее положение п. 3 ст. 1186 ГК РФ, согласно которому, если международный договор РФ содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему отношению, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается.

Данное положение ст. 1186 ГК РФ отражает не только объединение двух методов регулирования договоров, осложненных иностранным элементом, но и определяет иерархию применения этих методов. Обращение к коллизионному методу предусмотрено в том случае, если не имеется международного договора РФ, который содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующему договору.

При этом следует отметить, что наличие международных договоров, содержащих унифицированные материально-правовые нормы, не исключает выбора применимого права сторонами договора, поскольку действующие в настоящее время такие международные договоры, например Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Венская конвенция) 1980 г., носят диспозитивный характер и применяются, если стороны договора полностью или частично не исключили их применение. Однако применение таких международных договоров не может быть исключено правоприменяющими органами. Следовательно, к вопросам, полностью урегулированным такими международными договорами, применение коллизионных норм исключается для правоприменяющих органов (судов, арбитражей). В этом случае коллизионный вопрос возникает только в связи с восполнением пробелов конвенций, содержащих унифицированные материально-правовые нормы, для определения субсидиарного статута регулирования.

Так, например, если возникает вопрос о праве, применимом к договорам международной купли-продажи, международного финансового лизинга, применяются соответственно положения Венской конвенции 1980 г., Оттавской конвенции о международном финансовом лизинге 1988 г., и в отношении решенных в них вопросов коллизионный метод исключается. Необходимость обращения к нему возникает только для определения субсидиарного статута, восполняющего пробелы конвенций.

Иная ситуация возникает в отношении таких видов внешнеэкономических договоров, как, например, договор строительного подряда, кредитный договор и многие другие, где не достигнута материально-правовая унификация. Для определения применимого права к этим договорам изначально (при отсутствии соглашения сторон о выборе права) подлежат применению коллизионные нормы.

Таким образом, руководствуясь общей схемой, начертанной п. 3 ст. 1186 ГК РФ для определения применимого права к договорам, следует в первую очередь выяснить, имеются ли в этой области подлежащие применению международные договоры РФ, содержащие материально-правовые нормы. Если такие договоры есть, то к вопросам, полностью урегулированным нормами международных договоров, применение коллизионных норм правоприменяющими органами исключается, поскольку к ним применяются унифицированные материально-правовые нормы, и только при отсутствии таких договоров они обращаются непосредственно к коллизионным нормам.

Особое значение для определения права, применимого к договорам, имеет общее положение ст. 1186 ГК РФ, подтверждающее разный подход к определению применимого права государственными судами и международным коммерческим арбитражем .

См. об этом: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 317 (автор комментария — А.С. Комаров); Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. 3-е изд., испр. и доп. М., 2010. С. 388 — 391 (автор комментария — А.Л. Маковский).

Как предусмотрено п. 1 ст. 1186 ГК РФ, особенности определения права, подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, установлены Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» . Согласно п. 2 ст. 28 этого Закона международный коммерческий арбитраж определяет применимое право в соответствии с коллизионными нормами, которые он считает применимыми.

См. об этом: Бардина М.П. Особенности определения применимого права международным коммерческим арбитражем // Государство и право. 2011. N 10.

Изначально особый подход к определению применимого права международным коммерческим арбитражем был предусмотрен в п. 1 ст. VII Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г., участницей которой РФ является как правопреемница СССР. Указанное положение Конвенции, нередко именуемое «формулой Конвенции», было включено и в Типовой закон ЮНСИТРАЛ о международном торговом арбитраже 1986 г. (п. 2 ст. 28), на основе которого принят и Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже».

Читайте так же:  Ос-14. акт о приеме оборудования

Таким образом, если при выборе применимого права государственные суды РФ должны основываться только на коллизионных нормах правовой системы РФ, международный коммерческий арбитраж, имеющий местонахождение в РФ, пользуясь предоставленной ему большей свободой, определяет применимые коллизионные нормы. Такой арбитраж применяет коллизионные нормы российского права (которые будут рассмотрены в этом разделе далее), если сочтет их применимыми при рассмотрении конкретного спора. Соответствующее положение содержится в § 26 «Применимое право» Регламента МКАС при ТПП РФ 2006 г., примеры из практики которого могут служить иллюстрацией применения рассматриваемых далее коллизионных норм.

Наряду с определением применимого права на основе выбранных арбитрами коллизионных норм, в практике международного коммерческого арбитража в настоящее время сложились и иные методы определения применимого права — на основе принципа тесной связи и на основе метода прямого выбора — без обращения к коллизионным нормам .

См.: Кабатова Е.В. Прямой выбор применимого права в международном коммерческом арбитраже // Международный коммерческий арбитраж: современные проблемы и решения: Сб. статей к 75-летию МКАС при ТПП РФ / Под ред. А.С. Комарова. М., 2007. С. 229 — 237.

При обращении к коллизионному методу, следуя установленной иерархии источников, в первую очередь необходимо выяснить, имеются ли международные договоры, содержащие унифицированные коллизионные нормы, в которых участвует Российская Федерация.

Из международных конвенций, содержащих унифицированные коллизионные нормы о праве, применимые к договорам, Российская Федерация участвует в региональных документах — Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г. (Минская конвенция), Соглашении о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г. (Киевское соглашение). В подготовленной на смену Минской конвенции Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г. (Кишиневская конвенция), вступившей в силу в 2006 г., также содержащей унифицированные коллизионные нормы, Российская Федерация не участвует.

[2]

Указанные договоры предусматривают подчинение прав и обязанностей сторон по сделке законодательству места ее совершения, используя привязку, которая была предусмотрена для внешнеторговых сделок в советский период. Несмотря на отказ (как будет показано далее) от такого формального и устаревшего подхода еще в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик (ОГЗ) 1991 г., коллизионные нормы Киевского соглашения 1992 г. и Минской конвенции 1993 г. имеют приоритет перед современными коллизионными правилами ГК РФ, что важно иметь в виду сторонам при заключении договоров, когда они могут предусмотреть применимое право. Этот ушедший в прошлое в современном международном частном праве подход сохранен наряду с другими устаревшими нормами и в Кишиневской конвенции 2002 г., что очевидно не свидетельствует в пользу ее ратификации Российской Федерацией. Как отмечает В.П. Звеков, в России и некоторых других странах СНГ сегодня параллельно действуют две системы коллизионных норм: одна представлена правилами гражданских кодексов и законов о международном частном праве, отражающими современные тенденции в коллизионном праве, а вторая — правилами международных договоров, ориентированными на коллизионные предписания ранее действовавшего законодательства .

Звеков В.П. К вопросу о соотношении международного частного и международного публичного права // Право международных экономических отношений: Сб. статей / Отв. ред. Н.Г. Доронина. М., 2005. С. 30 — 31.

Поскольку имеющие приоритет международно-договорные коллизионные нормы содержатся только в региональных соглашениях, в которых участвует ограниченный круг стран, основным источником коллизионного регулирования в определении права, применимого к договорам, в Российской Федерации являются коллизионные нормы российского законодательства, содержащиеся главным образом в ГК РФ, а также в КТМ РФ и СК РФ.

Российское законодательство

Действующие в настоящее время нормы коллизионного регулирования части третьей ГК РФ 2013 г. представляют собой четвертое поколение коллизионных норм, определяющих право, применимое к договорам, которые существенно отличаются от ранее действовавшего регулирования.

В процессе развития отечественного законодательства предусматривались различные подходы к определению применимого права при отсутствии соглашения. Краткий обзор предшествующих норм важен для того, чтобы увидеть развитие коллизионного регулирования в этой области. К тому же при определении права, применимого к договорам, заключенным до вступления в силу нового законодательства, как правило, применяются коллизионные нормы, действующие на дату заключения договора, т.е. нормы, которые могут содержаться в ГК РСФСР 1964 г. и ОГЗ 1991 г., ГК РФ 2002 г.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Видео (кликните для воспроизведения).

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Источники


  1. Чепурнова, Н. М. Судебная защита в механизме гарантирования прав и свобод. Конституционно-правовой аспект / Н.М. Чепурнова, Д.В. Белоусов. — М.: Юнити-Дана, Закон и право, 2014. — 168 c.

  2. Правоведение. — М.: Флинта, МПСИ, 2010. — 360 c.

  3. Поставка. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2018. — 537 c.
  4. Владимиров Л. Л. Е. Владимиров. Защитительные речи и публичные лекции; Издание П. В. Каменского — М., 2010. — 497 c.
  5. /oli>

    Применимое право в договоре
    Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here