Алексей даутов «нельзя раздеть голого»

Полезный материал в статье: "Алексей даутов «нельзя раздеть голого»" с ответами на все сопутствующие вопросы. Если у вас возникнут дополнительные вопросы, то вы их всегда можете задать дежурному консультанту.

Содержание

  • Раздеть голого

    Вице-премьер Алексей Кудрин, помощник президента Аркадий Дворкович и президент Сбербанка Герман Греф поспорили о правильности решения радикально повысить налоговую нагрузку на зарплаты. Сошлись только в одном — решение премьера Владимира Путина уже не отменить.

    [1]

    Дискуссия двух высокопоставленных чиновников и их бывшего коллеги (Греф был министром экономики) разгорелась на международной конференции «Налогообложение — современный взгляд», организованной ФНС к 20-летию налоговых органов России.

    Началась она с обсуждения роста налоговой нагрузки на российскую экономику. Это «не временная мера, а мировой тренд», объяснял Кудрин. Бюджету придется консолидировать как минимум 3-4%, а может, и 8-10% ВВП, сообщил вице-премьер: за счет сокращения расходов и роста налогов. Кудрин видит другой путь — уничтожение налоговых льгот, потери бюджета от которых он оценил в 5% ВВП при дефиците бюджета в следующем году в 4,6%.

    С ним не согласился Дворкович. По его словам, как в парусном спорте, «у одних отраслей должен быть гандикап (фора. — “Ведомости”) перед другими, иначе честной конкуренции не будет». Дворкович выступил против повышения налоговой нагрузки, а доходы бюджета предложил увеличивать за счет экономического роста.

    Выступавший следом Греф перевел дискуссию в практическую плоскость, заговорив об увеличении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда со следующего года. Для среднего и крупного бизнеса ставки страховых взносов вырастут на треть — с 26 до 34%, а для малого, применявшего упрощенную систему налогообложения, — в 2,5 раза, с 14 до 34%. Это решение принимал лично премьер Владимир Путин.

    Решение уже не отменить, но правительство не может не слышать «шипение бизнеса», особенно малого, сказал Греф: «Нельзя раздеть голого. Обирать сейчас малый бизнес, являющийся источником рабочих мест и экономического роста, невозможно». Модератор дискуссии депутат Андрей Макаров даже предложил сделать фразу «нельзя раздеть голого» эпиграфом к Налоговому кодексу.

    Греф оценил последствия реформы и для Сбербанка. Оказалось, государство свело на нет экономический эффект от двухлетних усилий по сокращению 15% сотрудников.

    Грефа поддержал Дворкович: «Ситуация очень рискованная. Решение принималось, когда уровень доходов был ниже, чем сейчас. Не думаю, что мы приняли бы его в ноябре 2010 г.». Исправлять что-нибудь уже поздно, обреченно произнес Дворкович: «Мы постараемся найти пути, как минимизировать негативные последствия».

    Видео (кликните для воспроизведения).

    А вот Кудрин постарался защитить решение премьера. Повышение не было временной мерой, «оно должно было произойти рано или позже», заявил вице-премьер. Это было консолидированное политическое решение правительства, президента и парламента, считает Кудрин: альтернативой было снижение досрочных пенсий и повышение пенсионного возраста, но от этих мер отказались. Малый бизнес, выбравший упрощенку, по-прежнему в более выгодном положении, чем другие компании, считает Кудрин: «Только не в 2-2,5 раза, а в 1,5-2 раза. Повышение уже стало шоком для малого бизнеса, не согласен президент «Опоры» Сергей Борисов: «Теперь нас ждет массовая ликвидация одних компаний и уход в тень других».

    Алексей Даутов: «Нельзя раздеть голого»

    Дискуссия двух высокопоставленных чиновников и их бывшего коллеги (Греф был министром экономики) разгорелась на международной конференции «Налогообложение — современный взгляд», организованной ФНС к 20-летию налоговых органов России.

    Началась она с обсуждения роста налоговой нагрузки на российскую экономику. Это «не временная мера, а мировой тренд», объяснял Кудрин. Бюджету придется консолидировать как минимум 3-4%, а может, и 8-10% ВВП, сообщил вице-премьер: за счет сокращения расходов и роста налогов. Кудрин видит другой путь — уничтожение налоговых льгот, потери бюджета от которых он оценил в 5% ВВП при дефиците бюджета в следующем году в 4,6%.

    С ним не согласился Дворкович. По его словам, как в парусном спорте, «у одних отраслей должен быть гандикап (фора. — » а=»» будет».=»» бюджета=»» ведомости”)=»» выступил=»» дворкович=»» доходы=»» другими,=»» за=»» иначе=»» конкуренции=»» нагрузки,=»» налоговой=»» не=»» перед=»» повышения=»» предложил=»» против=»» роста.

    Выступавший следом Греф перевел дискуссию в практическую плоскость, заговорив об увеличении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда со следующего года. Для среднего и крупного бизнеса ставки страховых взносов вырастут на треть — с 26 до 34%, а для малого, применявшего упрощенную систему налогообложения, — в 2,5 раза, с 14 до 34%. Это решение принимал лично премьер Владимир Путин.

    Решение уже не отменить, но правительство не может не слышать «шипение бизнеса», особенно малого, сказал Греф: «Нельзя раздеть голого. Обирать сейчас малый бизнес, являющийся источником рабочих мест и экономического роста, невозможно». Модератор дискуссии депутат Андрей Макаров даже предложил сделать фразу «нельзя раздеть голого» эпиграфом к Налоговому кодексу.

    Греф оценил последствия реформы и для Сбербанка . Оказалось, государство свело на нет экономический эффект от двухлетних усилий по сокращению 15% сотрудников.

    Грефа поддержал Дворкович: «Ситуация очень рискованная. Решение принималось, когда уровень

    доходов был ниже, чем сейчас. Не думаю, что мы приняли бы его в ноябре 2010 г.». Исправлять что-нибудь уже поздно, обреченно произнес Дворкович: «Мы постараемся найти пути, как минимизировать негативные последствия».

    Алексей Даутов: «Нельзя раздеть голого»

    рождались образы, в которых

    идеальное сквозит сквозь реальное.

    Отношусь с глубоким уважением к людям, которые не ломаются под ударами судьбы. Посвящаю эту повесть Александру Головко, и пусть ему помогает Бог.

    Смею утверждать, что все мои работы написаны в полужурналистском стиле. Пишу о конкретных событиях и реальных людях, лишь изредка смешивая простонародную действительность с его Величеством Вымыслом, союз которых порождает иллюзию. А иллюзия дарит надежду.

    Готовься к войне

    В комнате напротив проживал отставной военный. Левша считал соседа глубоким стариком, хотя Никанору Катсецкому было далеко за пятдесят. Высокий, подтянутый, седовласый, пахнущий тройным одеколоном и зубровкой, Никанор в профиль чем-то напоминал Феликса Дзержинского. Как многие в послевоенные годы, Катсецкий одевался в офицерскую форму, и по тому, как ладно сидели китель и галифе, в нем без труда угадывался кадровый вояка. Соседи поговаривали, что во время войны Никанор служил в СМЕРШе, имел правительственные награды, но из скромности не одевал их даже в день Победы. Не носил и погон, хотя на службе состоял и посещал её исправно. Служил бывший «смершевец» в домзаке, а попросту в тюрьме. И служба была не совсем простая. Работал исполнителем. Приводил в исполнение смертные приговоры, которые в то время были не редкость. За это и получил от зеков кличку Кат. По тюрьме упорно ходили слухи, что на воровской сходке, во главе с Васькой Психом, Катсецкого приговорили, но вопреки ожиданиям, всем зекам на зло, он продолжал жить и здравствовать.

    Отличительной чертой формы одежды Никанора были до блеска начищенные хромовые сапоги, обутые в новенькие резиновые, на красной байковой подкладке, калоши, которые он не снимал ни зимой, ни летом. Левша приметил, что сосед в любую погоду уходил на службу в калошах, а, возвратившись домой, любовно протирал их мокрой тряпкой и ставил в коридоре у двери. Вот из-за этих калош и возникли у него разногласия с Никанором. Дело в том, что Левша изредка, безо всякого на то дозволения владельца, пользовал калоши, бегая ночью во двор по малой нужде. Надевать и зашнуровывать собственные ботинки ленился, а резиновые катовы калоши сорок пятого размера были для этого дела как раз в пору. Это самоуправство долго сходило лентяю с рук. Но однажды он обпился кислого молока, которое мать привезла из деревни, и к вечеру у Левшу протяжно бурлило в животе. В критический момент он вскочил в никаноровы калоши и, как маленький Мук, вихрем вылетел во двор.

    — Кажется, не донесу, — прошептал себе под нос обжора, переходя на мелкий шаг и для верности плотнее сжимая верхние части ног. Это не помогло.

    Не добежав до толчка, присел в углу двора и случайно навалил в задник левой калоши, торчащей далеко за тощим задом. Байковая подкладка моментально поменяла свой цвет с розового на бледно-желтый. Вернувшись, Левша облегченно вздохнул, аккуратно поставил обувь у двери Катсецкого и юркнул к себе в комнату.

    Рано утром, не заметивший в темноте коридора ничего подозрительного, Никанор надел калоши на сверкающие сапоги и отправился на службу.

    Как дальше развивались события можно только предполагать, но поздно вечером Кат подстерег «правонарушителя» в конце коридора, затащил к себе в комнату и отстегал ремнем, как мужик конокрада.

    Ровный белый пробор, разделяющий гладко зачесанные волосы учительницы старших классов, потемнел от негодования. Она закончила листать ученический дневник, обмакнула перо в чернильницу с красными чернилами и что-то долго и недовольно писала, не обращая внимания на стоявшего на вытяжку ученика.

    — Поразительно, Левшин. За полтора месяца учебы в нашей школе — почти ни одной положительной отметки.

    Преподаватель подняла голову и иронично усмехнулась.

    — Создается впечатление, что раньше вы учились в школе для умственно неполноценных. Я, как классный руководитель, на ближайшем педсовете буду настаивать на вашем переводе на класс ниже. Завтра в школу приходите с матерью.

    Класс затаил дыхание, а кое-где на задних партах прокатился сдерживаемый смех. Левша пропустил мимо ушей обвинение в умственной неполноценности. С этим как-нибудь можно справиться. Не станет же он объяснять, что в деревне, из которой он приехал, вообще не было школы. Ближайшая «семилетка» находилась за двенадцать километров, и он ходил на занятия не очень регулярно. В эту минуту его больше всего беспокоили две едва заметные латки на задней части штанов. Это были даже не латки, а аккуратные штопки. Вчера вечером мать заштопала начинающиеся просвечиваться потенциальные дырки, появившиеся от долгого сидения.

    — От твоей учебы всего пользы, что дырки на штанях. Шел бы лучше в ФЗУ, на токаря учится. Токаря сейчас хорошо зарабатывают, — ворчала она, сматывая нитки.

    Левше казалось, что весь класс смотрел только на его штаны и старался стать так, чтобы спину не было видно ни классу, ни учительнице. От всеобщего внимания уши стали пунцовыми, кровь толчками приливала к голове, и с этой пульсацией в памяти всплыла неизвестно откуда пришедшая фраза :

    — И первые станут последними, а . — дальше сознание советовало додумать самому.

    Он взял со стола злополучный дневник и боком прошел к своей парте.

    После школы, посещаемой без особого энтузиазма, Левша спрятал тощий портфель в зарослях крапивы и свернул на узкую, едва заметную тропинку, ведущую на старое, заброшенное кладбище. Большая часть могил, заросших горькой полынью и вереском, почти сравнялась с землей, а ржавые кресты с табличками, на которых с трудом угадывались размытые непогодой фамилии и даты, покосились и всем своим печальным видом напоминали о недолговечности всего земного. На центральной аллее спутанная трава пожелтела и жалась к земле. И только одинокий, неизвестно каким ветром сюда занесенный, спутавший времена года, вопреки приближающимся холодам, жизнелюбиво доцветал подсолнух.

    Левша неспеша пересек центральную аллею, уважительно задержавшись у могилы, судя по надписи на гранитном бюсте, принадлежавшей профессору Мещанинову, который во времена немецкой оккупации продолжал работать в городской больнице и прятал бежавших из плена красноармейцев.

    суббота, 27 ноября 2010 г.

    Раздеть голого

    Вице-премьер Алексей Кудрин, помощник президента Аркадий Дворкович и президент Сбербанка Герман Греф поспорили о правильности решения радикально повысить налоговую нагрузку на зарплаты. Сошлись только в одном — решение премьера Владимира Путина уже не отменить

    Дискуссия двух высокопоставленных чиновников и их бывшего коллеги (Греф был министром экономики) разгорелась на международной конференции «Налогообложение — современный взгляд», организованной ФНС к 20-летию налоговых органов России.

    Началась она с обсуждения роста налоговой нагрузки на российскую экономику. Это «не временная мера, а мировой тренд», объяснял Кудрин. Бюджету придется консолидировать как минимум 3-4%, а может, и 8-10% ВВП, сообщил вице-премьер: за счет сокращения расходов и роста налогов. Кудрин видит другой путь — уничтожение налоговых льгот, потери бюджета от которых он оценил в 5% ВВП при дефиците бюджета в следующем году в 4,6%.

    С ним не согласился Дворкович. По его словам, как в парусном спорте, «у одних отраслей должен быть гандикап (фора. — “Ведомости”) перед другими, иначе честной конкуренции не будет». Дворкович выступил против повышения налоговой нагрузки, а доходы бюджета предложил увеличивать за счет экономического роста.

    Выступавший следом Греф перевел дискуссию в практическую плоскость, заговорив об увеличении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда со следующего года. Для среднего и крупного бизнеса ставки страховых взносов вырастут на треть — с 26 до 34%, а для малого, применявшего упрощенную систему налогообложения, — в 2,5 раза, с 14 до 34%. Это решение принимал лично премьер Владимир Путин.

    Решение уже не отменить, но правительство не может не слышать «шипение бизнеса», особенно малого, сказал Греф: «Нельзя раздеть голого. Обирать сейчас малый бизнес, являющийся источником рабочих мест и экономического роста, невозможно». Модератор дискуссии депутат Андрей Макаров даже предложил сделать фразу «нельзя раздеть голого» эпиграфом к Налоговому кодексу.

    Греф оценил последствия реформы и для Сбербанка . Оказалось, государство свело на нет экономический эффект от двухлетних усилий по сокращению 15% сотрудников.

    Грефа поддержал Дворкович: «Ситуация очень рискованная. Решение принималось, когда уровень
    доходов был ниже, чем сейчас. Не думаю, что мы приняли бы его в ноябре 2010 г.». Исправлять что-нибудь уже поздно, обреченно произнес Дворкович: «Мы постараемся найти пути, как минимизировать негативные последствия».

    А вот Кудрин постарался защитить решение премьера. Повышение не было временной мерой, «оно должно было произойти рано или позже», заявил вице-премьер. Это было консолидированное политическое решение правительства, президента и парламента, считает Кудрин: альтернативой было снижение досрочных пенсий и повышение пенсионного возраста, но от этих мер отказались. Малый бизнес, выбравший упрощенку, по-прежнему в более выгодном положении, чем другие компании, считает Кудрин: «Только не в 2-2,5 раза, а в 1,5-2 раза. Повышение уже стало шоком для малого бизнеса, не согласен президент «Опоры» Сергей Борисов: «Теперь нас ждет массовая ликвидация одних компаний и уход в тень других».

    Алексей Даутов: «Нельзя раздеть голого»

    Дмитрий Казьмин
    Ведомости

    [3]

    22.11.2010, 220 (2738)

    Дискуссия двух высокопоставленных чиновников и их бывшего коллеги (Греф был министром экономики) разгорелась на международной конференции «Налогообложение — современный взгляд», организованной ФНС к 20-летию налоговых органов России.

    Началась она с обсуждения роста налоговой нагрузки на российскую экономику. Это «не временная мера, а мировой тренд», объяснял Кудрин. Бюджету придется консолидировать как минимум 3-4%, а может, и 8-10% ВВП, сообщил вице-премьер: за счет сокращения расходов и роста налогов. Кудрин видит другой путь — уничтожение налоговых льгот, потери бюджета от которых он оценил в 5% ВВП при дефиците бюджета в следующем году в 4,6%.

    С ним не согласился Дворкович. По его словам, как в парусном спорте, «у одних отраслей должен быть гандикап (фора. — “Ведомости”) перед другими, иначе честной конкуренции не будет». Дворкович выступил против повышения налоговой нагрузки, а доходы бюджета предложил увеличивать за счет экономического роста.

    Выступавший следом Греф перевел дискуссию в практическую плоскость, заговорив об увеличении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда со следующего года. Для среднего и крупного бизнеса ставки страховых взносов вырастут на треть — с 26 до 34%, а для малого, применявшего упрощенную систему налогообложения, — в 2,5 раза, с 14 до 34%. Это решение принимал лично премьер Владимир Путин.

    Решение уже не отменить, но правительство не может не слышать «шипение бизнеса», особенно малого, сказал Греф: «Нельзя раздеть голого. Обирать сейчас малый бизнес, являющийся источником рабочих мест и экономического роста, невозможно». Модератор дискуссии депутат Андрей Макаров даже предложил сделать фразу «нельзя раздеть голого» эпиграфом к Налоговому кодексу.

    Греф оценил последствия реформы и для Сбербанка. Оказалось, государство свело на нет экономический эффект от двухлетних усилий по сокращению 15% сотрудников.

    Грефа поддержал Дворкович: «Ситуация очень рискованная. Решение принималось, когда уровень доходов был ниже, чем сейчас. Не думаю, что мы приняли бы его в ноябре 2010 г.». Исправлять что-нибудь уже поздно, обреченно произнес Дворкович: «Мы постараемся найти пути, как минимизировать негативные последствия».

    Популярные группы

    Раздеть голого

    Вице-премьер Алексей Кудрин, помощник президента Аркадий Дворкович и президент Сбербанка Герман Греф поспорили о правильности решения радикально повысить налоговую нагрузку на зарплаты. Сошлись только в одном — решение премьера Владимира Путина уже не отменить

    Дискуссия двух высокопоставленных чиновников и их бывшего коллеги (Греф был министром экономики) разгорелась на международной конференции «Налогообложение — современный взгляд», организованной ФНС к 20-летию налоговых органов России.

    Началась она с обсуждения роста налоговой нагрузки на российскую экономику. Это «не временная мера, а мировой тренд», объяснял Кудрин. Бюджету придется консолидировать как минимум 3-4%, а может, и 8-10% ВВП, сообщил вице-премьер: за счет сокращения расходов и роста налогов. Кудрин видит другой путь — уничтожение налоговых льгот, потери бюджета от которых он оценил в 5% ВВП при дефиците бюджета в следующем году в 4,6%.

    С ним не согласился Дворкович. По его словам, как в парусном спорте, «у одних отраслей должен быть гандикап (фора. — “Ведомости”) перед другими, иначе честной конкуренции не будет». Дворкович выступил против повышения налоговой нагрузки, а доходы бюджета предложил увеличивать за счет экономического роста.

    Выступавший следом Греф перевел дискуссию в практическую плоскость, заговорив об увеличении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда со следующего года. Для среднего и крупного бизнеса ставки страховых взносов вырастут на треть — с 26 до 34%, а для малого, применявшего упрощенную систему налогообложения, — в 2,5 раза, с 14 до 34%. Это решение принимал лично премьер Владимир Путин.

    Решение уже не отменить, но правительство не может не слышать «шипение бизнеса», особенно малого, сказал Греф: «Нельзя раздеть голого. Обирать сейчас малый бизнес, являющийся источником рабочих мест и экономического роста, невозможно». Модератор дискуссии депутат Андрей Макаров даже предложил сделать фразу «нельзя раздеть голого» эпиграфом к Налоговому кодексу.

    Греф оценил последствия реформы и для Сбербанка . Оказалось, государство свело на нет экономический эффект от двухлетних усилий по сокращению 15% сотрудников.

    Грефа поддержал Дворкович: «Ситуация очень рискованная. Решение принималось, когда уровень

    доходов был ниже, чем сейчас. Не думаю, что мы приняли бы его в ноябре 2010 г.». Исправлять что-нибудь уже поздно, обреченно произнес Дворкович: «Мы постараемся найти пути, как минимизировать негативные последствия».

    А вот Кудрин постарался защитить решение премьера. Повышение не было временной мерой, «оно должно было произойти рано или позже», заявил вице-премьер. Это было консолидированное политическое решение правительства, президента и парламента, считает Кудрин: альтернативой было снижение досрочных пенсий и повышение пенсионного возраста, но от этих мер отказались. Малый бизнес, выбравший упрощенку, по-прежнему в более выгодном положении, чем другие компании, считает Кудрин: «Только не в 2-2,5 раза, а в 1,5-2 раза. Повышение уже стало шоком для малого бизнеса, не согласен президент «Опоры» Сергей Борисов: «Теперь нас ждет массовая ликвидация одних компаний и уход в тень других».

    Раздеть голого

    26:03:2011 г.
    Вице-премьер Алексей Кудрин, помощник президента Аркадий Дворкович и президент Сбербанка Герман Греф поспорили о правильности решения радикально повысить налоговую нагрузку на зарплаты. Сошлись только в одном — решение премьера Владимира Путина уже не отменить

    Вице-премьер Алексей Кудрин, помощник президента Аркадий Дворкович и президент Сбербанка Герман Греф поспорили о правильности решения радикально повысить налоговую нагрузку на зарплаты. Сошлись только в одном — решение премьера Владимира Путина уже не отменить

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Дискуссия двух высокопоставленных чиновников и их бывшего коллеги (Греф был министром экономики) разгорелась на международной конференции «Налогообложение — современный взгляд», организованной ФНС к 20-летию налоговых органов России.

    Началась она с обсуждения роста налоговой нагрузки на российскую экономику. Это «не временная мера, а мировой тренд», объяснял Кудрин. Бюджету придется консолидировать как минимум 3-4%, а может, и 8-10% ВВП, сообщил вице-премьер: за счет сокращения расходов и роста налогов. Кудрин видит другой путь — уничтожение налоговых льгот, потери бюджета от которых он оценил в 5% ВВП при дефиците бюджета в следующем году в 4,6%.

    С ним не согласился Дворкович. По его словам, как в парусном спорте, «у одних отраслей должен быть гандикап (фора. — “Ведомости”) перед другими, иначе честной конкуренции не будет». Дворкович выступил против повышения налоговой нагрузки, а доходы бюджета предложил увеличивать за счет экономического роста.

    Выступавший следом Греф перевел дискуссию в практическую плоскость, заговорив об увеличении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда со следующего года. Для среднего и крупного бизнеса ставки страховых взносов вырастут на треть — с 26 до 34%, а для малого, применявшего упрощенную систему налогообложения, — в 2,5 раза, с 14 до 34%. Это решение принимал лично премьер Владимир Путин.

    Решение уже не отменить, но правительство не может не слышать «шипение бизнеса», особенно малого, сказал Греф: «Нельзя раздеть голого. Обирать сейчас малый бизнес, являющийся источником рабочих мест и экономического роста, невозможно». Модератор дискуссии депутат Андрей Макаров даже предложил сделать фразу «нельзя раздеть голого» эпиграфом к Налоговому кодексу.

    Греф оценил последствия реформы и для Сбербанка . Оказалось, государство свело на нет экономический эффект от двухлетних усилий по сокращению 15% сотрудников.

    Грефа поддержал Дворкович: «Ситуация очень рискованная. Решение принималось, когда уровень доходов был ниже, чем сейчас. Не думаю, что мы приняли бы его в ноябре 2010 г.». Исправлять что-нибудь уже поздно, обреченно произнес Дворкович: «Мы постараемся найти пути, как минимизировать негативные последствия».

    А вот Кудрин постарался защитить решение премьера. Повышение не было временной мерой, «оно должно было произойти рано или позже», заявил вице-премьер. Это было консолидированное политическое решение правительства, президента и парламента, считает Кудрин: альтернативой было снижение досрочных пенсий и повышение пенсионного возраста, но от этих мер отказались. Малый бизнес, выбравший упрощенку, по-прежнему в более выгодном положении, чем другие компании, считает Кудрин: «Только не в 2-2,5 раза, а в 1,5-2 раза. Повышение уже стало шоком для малого бизнеса, не согласен президент «Опоры» Сергей Борисов: «Теперь нас ждет массовая ликвидация одних компаний и уход в тень других».

    Алексей Даутов: Нельзя раздеть голого

    Для малого бизнеса столицы наступают очень непростые времена. Принять новые правила игры: увеличение взносов во внебюджетные фонды, сокращение торговых площадей, новые требования к помещениям и фактическое свертывание всех программ поддержки предпринимательства смогут далеко не все участники рынка. Многим придется либо уйти совсем, либо уволить часть сотрудников, начать применять серые схемы уплаты налогов и, конечно, повышать цены. Однако надежды, что столичное правительство прислушается, еще остаются. Об этом Современному предпринимателю рассказывает исполнительный директор столичного отделения ОПОРА России Алексей Даутов.

    – Все последние новости для малого бизнеса в Москве носят более чем негативный характер. Это тенденция?

    – Безусловно. Хуже всего сейчас приходится торговле.

    Началось все в ноябре со сноса палаток и торговых павильонов. Сейчас московские власти пытаются исправить ситуацию – Москомархитектуре поручено сделать новую схему размещения торговых объектов в Москве. Однако при этом на сегодня количество мест для торговли уже фактически сократилось в два раза по сравнению с прошлыми годами, и никаких компенсационных мер нет.

    [2]

    Мы абсолютно не против того, чтобы торговля была цивилизованной, порядок пора навести давно, но должна быть внятная и четкая программа развития, а не сокращения торговли. Торговля – это двигатель малого и среднего бизнеса, в том числе производства. Вы поймите, что если останутся только крупные сети, мы одновременно убьем малого производителя, потому что последний никогда и ни при каких условиях не получит место на полке в Ашане или, например, в Metro. Это нереально – с теми условиями, которые ставят сети. ФАС разбирался, выносились предупреждения, возбуждались административные дела, но это все капля в море.

    И фермеру, и малому производителю некуда идти со своим товаром. Нельзя говорить, что мы закроем торговлю, но поддержим производителя — это взаимосвязанные вещи. Не забывайте обо всех смежных предприятиях, которые оказываю услуги малому бизнесу, от грузчика до бухгалтера – все потеряют работу.

    Основная проблема торговли и услуг в Москве сейчас – проблема места, где можно заниматься бизнесом.

    – Теперь еще и налоги выросли.

    – Это вторая сторона медали. Мы изначально выступали против замены ЕСН страховыми взносами. Понятно, что у государства есть социальные обязательства. Однако надеяться, что бизнес выложит из кармана деньги, которых у него просто нет, неправильно.

    – Сразу уточню. Как малый бизнес теперь справляется с повышенной нагрузкой?

    – Естественно, что предприниматели уже приняли меры – уволили часть сотрудников, начали платить зарплаты по серым схемам. Зарплаты выдаются либо в конвертах, либо люди выводятся за штат с переводом в ранг ИП для работы по гражданско-правовым договорам. И, конечно, увеличились цены, я думаю, это уже заметили все.

    Сейчас мы все ждем статистику по итогам первого квартала, насколько государству удалось собрать налоги. По нашему глубокому убеждению большепредприниматели платить не стали. Кстати, больше всего от этой реформы пострадал именно малый и средний бизнес, в первую очередь те, кто работает по УСН. Сети при этом не пострадали.

    Не секрет, что в сетевых структурах активно используется труд мигрантов. Они не платят отчисления в Пенсионный фонд за иностранцев. Получается, что взять иностранца на работу оказалось выгоднее, чем российского гражданина. В этой ситуации уже и непонятно, на кого именно было рассчитано это повышение взносов.

    Вообще, можно с уверенностью сказать, что малый и средний бизнес сейчас находятся в глубокой стагнации. По нашим опросам, желание у людей заниматься бизнесом, а тем более развиваться или начинать что-то новое практически отсутствует. Очень многие думают о том, чтобы продать бизнес, закрыть его, начать дело в другой стране. Это печально. В ближайшее время мы собираемся провести масштабное исследование по всем этим вопросам.

    – Если совсем все будет плохо, возможно у нас, что как, например, в Европе, предприниматели выйдут на улицу и попытаются отстоять свои права?

    – К сожалению, мы не исключаем и такой вариант. Этого бы очень не хотелось, потому что к конструктивному диалогу это точно не приведет. Периодически нам звонят люди и спрашивают: что вы нам посоветуете?, может, нам пикет устроить?. Такие разговоры есть, но очень хочется, чтобы нашлись другие способы решения этих проблем.

    Есть и такой нюанс – предприниматель в сфере IT вряд ли выйдет на улицу, он просто возьмет билет в Силиконовую долину и больше никогда сюда не вернется. А предприниматель, торгующий, условно, мясом, хлебом, молоком, может выйти. Я не имею в виду таких бизнесменов, которые просто скупили точки и сдают их в аренду – они митинговать точно не пойдут. А вот человек, который десять лет трудится на одном месте, он сам и продавец, и грузчик, еще и кормит несколько человек и, когда у него отбирают его бизнес и у него не остается вообще ничего, он вполне может пойти митинговать.

    – А есть категория людей, которые, даже при всех обозначенных проблемах, чувствуют себя комфортно? Может, они должны быть связаны с определенными структурами власти?

    – Лучше всего тем, кто находится вне правового поля и вообще не платит налоги. Договорился ты с начальником управы, поставил точку, даже без кассового аппарата, год поработал, потом эту фирму, на подставное лицо зарегистрированную, бросил, и можешь дальше таким же способом работать. Вот таким людям хорошо. Понятно, что просто так вне правового поля существовать нельзя, нужно, чтобы тебя кто-то крышевал. К сожалению, есть сейчас и такие вещи.

    – Что вы думаете о планах по закрытию рынков и ярмарок?

    – Да, это отдельный разговор. Департамент торговли объявил, что к 2015 году планируется практически полностью очистить Москву от рынков и ярмарок в нецивилизованном виде, сделать нечто цивилизованное. К сожалению, практика показывает, что попытка сделать нечто цивилизованное оборачивается очередным новым сетевым большим торговым центром, в котором малому бизнесу места нет и быть не может. Вторая проблема в том, что закрывают уже сейчас, а строить будут когда-то потом. Малый бизнес не терпит слова послезавтра. Послезавтра бизнеса уже не будет, люди живут сегодняшним днем. В некоторых районах Москвы планируется сокращение рынков на 50 процентов уже этой весной. В общей сложности без работы останутся порядка 5 тысяч человек. Но это минимальная цифра, не забывайте, как я уже говорил, о косвенном бизнесе – производители и обслуживающие структуры.

    – Кстати, во сколько, по вашему, обойдутся предпринимателям новые киоски… согласованные с Москомархитектурой?

    – 500 тыс. руб., и, увы, это далеко не потолок. Полмиллиона — это только за коробку. Ее еще надо начинить оборудованием. Если речь идет о предприятиях быстрого питания, стоимость может вырастать в разы, перевалить и за 2 миллиона. Хотя, для примера, в Европе такие киоски могут стоить до 100 тыс. евро. Но тому, что сейчас предлагает Москомархитектура, высказываются большие претензии и к внешнему виду, и к функционалу. Вообще, конечно, нужно поторапливаться. Времени остается мало, киоски нужно не просто разработать, но и сделать. За короткий период может понадобиться 5–7 тысяч таких модулей. Это непростая работа, и за один день этого не сделаешь. Я отмечу, что выпускать такие киоски будут также предприятия малого бизнеса, а у них просто не хватит мощности для подобных заказов. Чем скорее будет представлен окончательный вариант, тем больше у предпринимателей останется времени. Пока ты не выиграл аукцион на место, тебе нет смысла вкладывать деньги в изготовление павильона. А вот после аукционов будет вал заказов, и время здесь играет против малого бизнеса.

    – Программы поддержки малых предприятий сейчас фактически свернуты. С чем это связано?

    – Действительно, все программы сейчас прекращены. Но здесь история непростая. Сначала давайте поговорим о том, как бизнес финансировался раньше. Честно говоря, в том виде, в котором все это существовало ранее, бизнесом было востребовано лишь в небольшой части. За 2010 субсидиями воспользовались порядка тысячи человек.

    Это очень мало, причем речь идет о суммах порядка 350 тыс. руб., то есть о деньгах, которые в Москве поддержкой назвать нельзя. Процедура получения денег была крайне сложной. Ради 10 тыс. долларов затевать целую эпопею с документами мало кому хотелось. Еще раз – в Москве этих денег может на ларек с пирожками не хватить. Тем более, субсидию нельзя было потратить ни на аренду, ни на коммунальные услуги, ни на зарплату. Только на оборудование. Многие с этим просто не стали связываться. Хотя, другие виды поддержки пользовались несколько большим спросом. Это субсидирование процентной ставки по кредитам, выдача гарантий.

    Теперь о том, что есть сейчас. В данный момент поддержка не прекращена, а, скорее, заморожена. Совсем недавно мы встречались с мэром Москвы Сергеем Собяниным, и нам было обещано, что субсидии будут восстановлены и их размеры даже будут увеличены. Дополнительно будет выделено 6 млрд руб.

    Дело в том, что сейчас команда нового мэра пытается разобраться с тем, чем занималась команда Лужкова. Куда шли деньги, кому они выделялись, как они расходовались. Мы это абсолютно поддерживаем. При прежней команде насчитывалось более 70 структур поддержки малого и среднего бизнеса. Вы понимаете, что это значит? 70 учреждений с офисами и работниками тратили деньги из бюджета. При этом мы видим, что сама поддержка не была активно востребована бизнесом.

    Конечно, здесь нужно разобраться и построить что-то более эффективное. Сейчас финансирование прекращено, и все эти структуры закрываются или находятся в полуживом состоянии. Мы не исключаем, что придется поработать и прокуратуре, если будут выявлены факты воровства.

    – Что нужно изменить в способах поддержки?

    – Мы считаем, что наиболее эффективным будет субсидирование, в отличие от льгот. Льгота всегда создает коррупционные поводы, кому-то ее могут дать, кому-то – нет. Можно пересдать в аренду помещение, которое тебе досталось практически даром по льготе. В то же время субсидия делает всех равными. Никому не дается преференций, и все работают по рыночным ценам. Город тебе дает деньги, ты платишь налоги. Эта субсидия просто возвращается налогами в бюджет. Если предприятие в итоге не выплачивает налоги на всю сумму, тогда оно обязано вернуть эти деньги.

    – Так, когда можно будет ждать эти субсидии?

    – Это будет сложная, насыщенная и долгая работа весной и летом. Это время, когда новая команда будет писать планы, все это разрабатывать, будут проводиться исследования, мониторинги. Я думаю, что в конце лета – начале осени уже можно ждать результатов. Хотя, возможно, что какие-то проекты будут запущены и раньше. Надеемся, что все это заработает как можно быстрее, но с другой стороны спешка здесь тоже не особо нужна. Лучше лишний месяц подумать, чем поспешить и опять сделать что-нибудь не так.

    – То, что поддержка возобновится – уже хорошая новость. Есть ли сейчас еще позитивные сигналы для малого бизнеса?

    – На самом деле их довольно много. В руководство города сейчас пришло много людей из бизнеса. Это и вице-мэр Андрей Шаронов, который работал в Тройке Диалог, это и руководитель департамента поддержки малого и среднего предпринимательства Алексей Комиссаров. Последний вообще ни дня чиновником не работал, по сути, он — успешный и эффективный менеджер. Мы довольно много от него ждем. В мэрии очень сильно обновился и возрастной ценз руководителей, сейчас это люди в возрасте 30-40 лет, с которыми предприниматели могут говорить на одном языке. Хочется верить, что это такой задел на будущее, который удастся реализовать. Этакий карт-бланш.

    – А не получится так, как у нас часто бывает, что люди, которые приходят к власти, довольно сильно меняются?

    – Об этом говорить рано, они только получили свои места. Мы все знаем, что люди действительно меняются. Но пока из первых встреч и знакомств складывается приятное впечатление.

    Никита Баталов, корреспондент журнала

    Нельзя раздеть голого

    Для малого бизнеса столицы наступают очень непростые времена. Принять новые правила игры: увеличение взносов во внебюджетные фонды, сокращение торговых площадей, новые требования к помещениям и фактическое свертывание всех программ поддержки предпринимательства смогут далеко не все участники рынка. Многим придется либо уйти совсем, либо уволить часть сотрудников, начать применять «серые» схемы уплаты налогов и, конечно, повышать цены. Однако надежды, что столичное правительство прислушается, еще остаются. Об этом «Современному предпринимателю» рассказывает исполнительный директор столичного отделения «ОПОРА России» Алексей Даутов.

    — Все последние новости для малого бизнеса в Москве носят более чем негативный характер. Это тенденция?
    — Безусловно. Хуже всего сейчас приходится торговле.

    Началось все в ноябре со сноса палаток и торговых павильонов. Сейчас московские власти пытаются исправить ситуацию — Москомархитектуре поручено сделать новую схему размещения торговых объектов в Москве. Однако при этом на сегодня количество мест для торговли уже фактически сократилось в два раза по сравнению с прошлыми годами, и никаких компенсационных мер нет.

    Мы абсолютно не против того, чтобы торговля была цивилизованной, порядок пора навести давно, но должна быть внятная и четкая программа развития, а не сокращения торговли. Торговля — это двигатель малого и среднего бизнеса, в том числе производства. Вы поймите, что если останутся только крупные сети, мы одновременно «убьем» малого производителя, потому что последний никогда и ни при каких условиях не получит место на полке в «Ашане» или, например, в Metro. Это нереально — с теми условиями, которые ставят сети. ФАС разбирался, выносились предупреждения, возбуждались административные дела, но это все капля в море.

    И фермеру, и малому производителю некуда идти со своим товаром. Нельзя говорить, что мы закроем торговлю, но поддержим производителя . это взаимосвязанные вещи. Не забывайте обо всех «смежных» предприятиях, которые оказываю услуги малому бизнесу, от грузчика до бухгалтера — все потеряют работу.
    Основная проблема торговли и услуг в Москве сейчас — проблема места, где можно заниматься бизнесом.

    — Теперь еще и налоги выросли.
    — Это вторая сторона медали. Мы изначально выступали против замены ЕСН страховыми взносами. Понятно, что у государства есть социальные обязательства. Однако надеяться, что бизнес выложит из кармана деньги, которых у него просто нет, неправильно.

    — Сразу уточню. Как малый бизнес теперь справляется с повышенной нагрузкой?
    — Естественно, что предприниматели уже приняли меры — уволили часть сотрудников, начали платить зарплаты по «серым» схемам. Зарплаты выдаются либо в конвертах, либо люди выводятся за штат с переводом в ранг ИП для работы по гражданско-правовым договорам. И, конечно, увеличились цены, я думаю, это уже заметили все.

    Сейчас мы все ждем статистику по итогам первого квартала, насколько государству удалось собрать налоги. По нашему глубокому убеждению большепредприниматели платить не стали. Кстати, больше всего от этой реформы пострадал именно малый и средний бизнес, в первую очередь те, кто работает по УСН. Сети при этом не пострадали.

    Не секрет, что в сетевых структурах активно используется труд мигрантов. Они не платят отчисления в Пенсионный фонд за иностранцев. Получается, что взять иностранца на работу оказалось выгоднее, чем российского гражданина. В этой ситуации уже и непонятно, на кого именно было рассчитано это повышение взносов.

    Вообще, можно с уверенностью сказать, что малый и средний бизнес сейчас находятся в глубокой стагнации. По нашим опросам, желание у людей заниматься бизнесом, а тем более развиваться или начинать что-то новое практически отсутствует. Очень многие думают о том, чтобы продать бизнес, закрыть его, начать дело в другой стране. Это печально. В ближайшее время мы собираемся провести масштабное исследование по всем этим вопросам.

    — Если совсем все будет плохо, возможно у нас, что как, например, в Европе, предприниматели выйдут на улицу и попытаются отстоять свои права?
    — К сожалению, мы не исключаем и такой вариант. Этого бы очень не хотелось, потому что к конструктивному диалогу это точно не приведет. Периодически нам звонят люди и спрашивают: «что вы нам посоветуете?», «может, нам пикет устроить?». Такие разговоры есть, но очень хочется, чтобы нашлись другие способы решения этих проблем.

    Есть и такой нюанс — предприниматель в сфере IT вряд ли выйдет на улицу, он просто возьмет билет в Силиконовую долину и больше никогда сюда не вернется. А предприниматель, торгующий, условно, мясом, хлебом, молоком, может выйти. Я не имею в виду таких бизнесменов, которые просто скупили точки и сдают их в аренду — они митинговать точно не пойдут. А вот человек, который десять лет трудится на одном месте, он сам и продавец, и грузчик, еще и кормит несколько человек и, когда у него отбирают его бизнес и у него не остается вообще ничего, он вполне может пойти митинговать.

    — А есть категория людей, которые, даже при всех обозначенных проблемах, чувствуют себя комфортно? Может, они должны быть связаны с определенными структурами власти?
    — Лучше всего тем, кто находится вне правового поля и вообще не платит налоги. Договорился ты с начальником управы, поставил точку, даже без кассового аппарата, год поработал, потом эту фирму, на подставное лицо зарегистрированную, бросил, и можешь дальше таким же способом работать. Вот таким людям хорошо. Понятно, что просто так вне правового поля существовать нельзя, нужно, чтобы тебя кто-то «крышевал». К сожалению, есть сейчас и такие вещи.

    — Что вы думаете о планах по закрытию рынков и ярмарок?
    — Да, это отдельный разговор. Департамент торговли объявил, что к 2015 году планируется практически полностью очистить Москву от рынков и ярмарок в нецивилизованном виде, сделать нечто «цивилизованное». К сожалению, практика показывает, что попытка сделать нечто «цивилизованное» оборачивается очередным новым сетевым большим торговым центром, в котором малому бизнесу места нет и быть не может. Вторая проблема в том, что закрывают уже сейчас, а строить будут когда-то потом. Малый бизнес не терпит слова «послезавтра». Послезавтра бизнеса уже не будет, люди живут сегодняшним днем. В некоторых районах Москвы планируется сокращение рынков на 50 процентов уже этой весной. В общей сложности без работы останутся порядка 5 тысяч человек. Но это минимальная цифра, не забывайте, как я уже говорил, о «косвенном» бизнесе — производители и обслуживающие структуры.

    — Кстати, во сколько, по вашему, обойдутся предпринимателям новые киоски. согласованные с Москомархитектурой?
    — 500 тыс. руб., и, увы, это далеко не потолок. Полмиллиона . это только за «коробку». Ее еще надо начинить оборудованием. Если речь идет о предприятиях быстрого питания, стоимость может вырастать в разы, перевалить и за 2 миллиона. Хотя, для примера, в Европе такие киоски могут стоить до 100 тыс. евро. Но тому, что сейчас предлагает Москомархитектура, высказываются большие претензии и к внешнему виду, и к функционалу.

    Вообще, конечно, нужно поторапливаться. Времени остается мало, киоски нужно не просто разработать, но и сделать. За короткий период может понадобиться 5-7 тысяч таких модулей. Это непростая работа, и за один день этого не сделаешь. Я отмечу, что выпускать такие киоски будут также предприятия малого бизнеса, а у них просто не хватит мощности для подобных заказов. Чем скорее будет представлен окончательный вариант, тем больше у предпринимателей останется времени. Пока ты не выиграл аукцион на место, тебе нет смысла вкладывать деньги в изготовление павильона. А вот после аукционов будет вал заказов, и время здесь играет против малого бизнеса.

    — Программы поддержки малых предприятий сейчас фактически свернуты. С чем это связано?
    — Действительно, все программы сейчас прекращены. Но здесь история непростая. Сначала давайте поговорим о том, как бизнес финансировался раньше. Честно говоря, в том виде, в котором все это существовало ранее, бизнесом было востребовано лишь в небольшой части. За 2010 субсидиями воспользовались порядка тысячи человек.

    Это очень мало, причем речь идет о суммах порядка 350 тыс. руб., то есть о деньгах, которые в Москве поддержкой назвать нельзя. Процедура получения денег была крайне сложной. Ради 10 тыс. долларов затевать целую эпопею с документами мало кому хотелось. Еще раз — в Москве этих денег может на ларек с пирожками не хватить. Тем более, субсидию нельзя было потратить ни на аренду, ни на коммунальные услуги, ни на зарплату. Только на оборудование. Многие с этим просто не стали связываться. Хотя, другие виды поддержки пользовались несколько большим спросом. Это субсидирование процентной ставки по кредитам, выдача гарантий.

    Теперь о том, что есть сейчас. В данный момент поддержка не прекращена, а, скорее, заморожена. Совсем недавно мы встречались с мэром Москвы Сергеем Собяниным, и нам было обещано, что субсидии будут восстановлены и их размеры даже будут увеличены. Дополнительно будет выделено 6 млрд руб.
    Дело в том, что сейчас команда нового мэра пытается разобраться с тем, чем занималась команда Лужкова. Куда шли деньги, кому они выделялись, как они расходовались. Мы это абсолютно поддерживаем. При прежней команде насчитывалось более 70 структур поддержки малого и среднего бизнеса. Вы понимаете, что это значит? 70 учреждений с офисами и работниками тратили деньги из бюджета. При этом мы видим, что сама поддержка не была активно востребована бизнесом.

    Конечно, здесь нужно разобраться и построить что-то более эффективное. Сейчас финансирование прекращено, и все эти структуры закрываются или находятся в «полуживом» состоянии. Мы не исключаем, что придется поработать и прокуратуре, если будут выявлены факты воровства.

    — Что нужно изменить в способах поддержки?
    — Мы считаем, что наиболее эффективным будет субсидирование, в отличие от льгот. Льгота всегда создает коррупционные поводы, кому-то ее могут дать, кому-то — нет. Можно «пересдать» в аренду помещение, которое тебе досталось практически даром по льготе. В то же время субсидия делает всех равными. Никому не дается преференций, и все работают по рыночным ценам. Город тебе дает деньги, ты платишь налоги. Эта субсидия просто возвращается налогами в бюджет. Если предприятие в итоге не выплачивает налоги на всю сумму, тогда оно обязано вернуть эти деньги.

    — Так, когда можно будет ждать эти субсидии?
    — Это будет сложная, насыщенная и долгая работа весной и летом. Это время, когда новая команда будет писать планы, все это разрабатывать, будут проводиться исследования, мониторинги. Я думаю, что в конце лета — начале осени уже можно ждать результатов. Хотя, возможно, что какие-то проекты будут запущены и раньше. Надеемся, что все это заработает как можно быстрее, но с другой стороны спешка здесь тоже не особо нужна. Лучше лишний месяц подумать, чем поспешить и опять сделать что-нибудь не так.

    — То, что поддержка возобновится — уже хорошая новость. Есть ли сейчас еще позитивные сигналы для малого бизнеса?
    — На самом деле их довольно много. В руководство города сейчас пришло много людей из бизнеса. Это и вице-мэр Андрей Шаронов, который работал в «Тройке Диалог», это и руководитель департамента поддержки малого и среднего предпринимательства Алексей Комиссаров. Последний вообще ни дня чиновником не работал, по сути, он . успешный и эффективный менеджер. Мы довольно много от него ждем. В мэрии очень сильно обновился и возрастной ценз руководителей, сейчас это люди в возрасте 30-40 лет, с которыми предприниматели могут говорить на одном языке. Хочется верить, что это такой задел на будущее, который удастся реализовать. Этакий карт-бланш.

    — А не получится так, как у нас часто бывает, что люди, которые приходят к власти, довольно сильно меняются?
    — Об этом говорить рано, они только получили свои места. Мы все знаем, что люди действительно меняются. Но пока из первых встреч и знакомств складывается приятное впечатление.

    Никита Баталов
    Журнал «Современный предприниматель»

    Источники


    1. Михайленко, Е. В. Менеджмент в юриспруденции / Е.В. Михайленко. — М.: НОУ ВПО Московский психолого-социальный университет, МОДЭК, 2012. — 280 c.

    2. Малько, А. В. Теория государства и права. В вопросах и ответах / А.В. Малько. — М.: ЮРИСТЪ, 1999. — 272 c.

    3. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики, №6(12), 2011. В 3 частях. Часть 1. — М.: Грамота, 2011. — 232 c.
    4. /oli>

      Алексей даутов «нельзя раздеть голого»
      Оценка 5 проголосовавших: 1

    Читайте так же:  Положение о приеме на работу

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here